14:59 

Как зеркальное отражение — 14 Глава

Ведьма Регина
Слова как ветер, вечны.
Шапка здесь → www.diary.ru/~svododavetra/p206116375.htm

14 Глава — Неожиданные, но такие приятные подарки.


Сумерки уже давно опустились на Запретный лес, но несмотря на это, безлюдным он не стал.

Эвальд Нитол уже больше часа раздраженно протаптывал тропинку на снегу в ожидании своего "коллеги". Тот непозволительно долго отсутствовал. И потому, завидев светловолосого мужчину, Нитол не стал себя сдерживать, от всей души запустив в светлого эльфа сырой силой. Но мужчина более ничем не выдал своего раздражения. Выражение лица Эвальда так и осталось холодным и надменно отстраненным.

— Впредь запомни, Анрий Хавит, я не терплю опозданий, — сухо произнес Нитол, без интереса наблюдая, как светловолосый отразил его атаку. Крайне лениво и небрежно.
— Ты мне не господин, и твои приказы исполнять я не обязан, — пожав плечами, устало отозвался Хавит.
— Это мы еще посмотрим, — едва слышно произнес Эвальд и, догнав своего "коллегу", уже громче спросил. — Удалось узнать что-то от человека?
— Да, — сухо произнес Анрий и даже не подумал продолжать.

Скрипнув зубами от злости, темный эльф воздержался от ответа. Но в желании выплеснуть злость на окружающую среду, Нитол ограничиваться не стал. Огорчало лишь то, что мальчишка установил щит, и все ветки пришлись на него.

Неопределенно дернув плечами на странное поведение более старшего эльфа, Анрий Хавит решил поскорее убраться отсюда и доложить господину последнее новости.

***

Стоило эльфам оказаться в кабинете повелителя, Эвальд понял, что их очень и очень ждали. Об этом говорили затхлый воздух и мелькающие по стенам мрачные тени. Айрит Тристан был крайне недоволен. Мало того, что слуги провалили задание, так еще и изволили опоздать с докладом. Проявив к нему, Повелителю, неслыханное неуважение.

— Какие будут новости? — демонстративно спокойно и даже лениво, спросил Хозяин.
— Не слишком хорошие, мой господин, — выйдя вперед и опуская карие глаза в пол, тихо заговорил Нитол.
— И ты так же считаешь, Хавит? — прищурив глаза и поигрывая темным пером, вновь спросил Тристан, но уже у единственного светловолосого в помещении.
— Не совсем, мой господин, — хоть мужчина и старался, усталость из голоса убрать у Хавита не вышло.
— От чего же? — главный темный эльф словно издевался. Вновь задав вопрос, Повелитель смотрел прямо в глаза собеседника, от чего тот внутренне поежился. В темных глазах Айрита Тристана полыхала ярость.
— Несмотря на неудачу с захватом цели, разговор с волшебником прошел более успешно, — внешне игнорируя все проявления недовольства господина, спокойно отозвался Анрий.
— Разговор? Провал? Удачный исход? — с неприкрытым сарказмом, произнес Тристан. И неожиданно вскочил с кресла, чем заставил собеседников отшатнуться назад, ведь учитывая внешний вид Повелителя, резкие движение смотрелись довольно ужасающими.
— На все это мне плевать! Где результат, я спрашиваю! — яростно зарычал Айрит и отбросил замерших слуг к стене, да с такой силой, что по той пошли трещины.

Но ответить подчиненные были уже не способны. Оба эльфа не успели выставить более мощные щиты и находились без сознания. Зарычав, но уже от досады, мужчина вернулся в кресло и вновь принялся что-то изучать в лежащих не столе бумагах.

***

Начиная с середины декабря, дети не могли уже думать ни о чем другом, кроме приближающихся рождественских каникул. Ведь несмотря на то, что в гостиных факультетов и Большом зале было тепло, коридоры обледенели, а в аудиториях окна дрожали и звенели от бушующего снаружи ветра.

Хуже всего ученикам приходилось конечно же на уроках профессора Снейпа, и не столько из-за того, что те проходили в остывших подземельях, а благодаря слизеринцам, которые во всю издевались над теми, кто оставался на каникулы в школе. По этой причине близняшкам Снейп приходилось страдать головной болью практически постоянно.

На одном из таких уроках Драко Малфой неотрывно и зло сверлил взглядом зеленоглазого гриффиндорца. Причиной этому служило неожиданное отдаление Арины Снейп. Девочка последнее время только и крутилась возле своих друзей гриффиндорцев. Это неожиданно сильно задевало блондина, хоть и он сам не до конца понимал почему. Ведь друзьями их назвать было сложно, так, просто чуть ближе, чем просто знакомые.

Чтобы подавить обиду, Драко не придумал ничего лучше, как присоединиться к травле "бедных деток, что остаются в школе".

И теперь столкнувшись в коридоре с группой гриффиндорцев, Малфой не устоял перед очередной удобной ситуацией по издевательству над алым факультетом. Составляющие ему компанию слизеринцы одобрительно покивали.

— Привет Хагрид, помощь не нужна? — спросила старшая из близняшек Снейп, пока стоящая рядом Анира с широко раскрытыми глазами смотрела на пихту, что принес полувеликан.

Только подойдя к столпившимся детям, Драко заметил Арину и с ужасом уставился на слизеринку. Но остановиться уже не имел право. Пока блондин приходил в себя, лесничий ответил Ари.
— Нет-нет, мне даже не трудно, но все равно спасибо, — пригладив бороду, весело произнес Хагрид.
— Может быть вы будете так любезны и дадите нам пройти? — опомнившись от толчка одного из слизеринцев, надменно и растягивая слова, выдал Малфой. И его едва не передернуло от того, что голос вышел несколько писклявым. Что явно не осталось не замеченным другими детьми из змеиного факультета.
— Или гриффиндорцам по окончанию школы больше заняться нечем? И вы выбиваетесь в любимчики, так как планируете остаться здесь в качестве лесничих? Но не слишком ли маловато здесь места для всего-то факультета, а, Поттер? — блондин старательно игнорировал вибрацию под ногами и глушил интуицию, которая буквально вопила замолчать. Но Драко не мог, он опасался, что если прекратит, то начнет извиняться. Хоть не понимал — за что.

И Малфой выбрал самый безопасный способ: во время всего монолога слизеринец смотрел исключительно на Гарри Поттера, искренне считая его виноватым во всем. Одновременно с этим он просто молил Поттера дать ему повод замолчать и уйти отсюда.

Гриффиндорец не подвел. Моментально оскорбился и вспылил. Но стоило Гарри вытащить палочку, как прогремел голос.
— Поттер!

От неожиданности подпрыгнули и попятились все. Зеленоглазый мальчик, тут же спрятал палочку.

— Гарри спровоцировали, профессор Снейп, — вмешался Хагрид, он почему-то знал, что нельзя допустить ссоры. — Малфой оскорблял его факультет.
— Даже если и так, драки запрещены школьными правилами, Хагрид, — отстранено произнес Снейп. Он, как и Малфой ранее, предпочел сосредоточиться на ком-то одном.
— И да, с гриффиндора пять штрафных очков. А теперь проходите-проходите, нечего здесь толпиться, — словно только сейчас заметив детей, сухо велел Северус.

И продолжил прерванный путь, не обращая внимания на то, что за спиной стало слишком тихо.

***

Вслед профессору уставились пять пар глаз. Если в серых и обоих синих было сильное удивление, то в карих — неприкрытое беспокойство. И лишь в зеленных легкое недоумение. Снейп вел себя странно, ведь чтобы зельевар просто сухо оштрафовал и не назначил отработку? Когда такое было?

— Что это с ним? — задумчиво спросила Арина, когда друзья отошли на безопасное расстояние.
— Ну вялый, и что с того? — недоуменно смотря на подругу, вопросом на вопрос ответил Гарри. Его такой Снейп устраивал: меньше придирается и жить не мешает.
— С того, что это ненормально! — яростно зашипела Ари, и едва не прокляла друга.
— И что? Нам же от этого легче! — не унимался Поттер, он действительно не понимал подруг и начинал злится.
— Глупый мальчишка! — несдержанно крикнула старшая Снейп и отвесила другу увесистый подзатыльник. Затем, резко развернувшись на каблуках, гордо удалилась от компании.
— Зря ты так, Гарри, — покачав головой, Гермиона убежала за слизеринкой.
— Может, расшифруешь? — без всякой надежды спросил Поттер, смотря в след уделяющимся девочкам.
— Нет! Пока не объяснишь свою ненависть к профессору! — с некой досадой отозвалась Анира.

От необходимости что-либо отвечать, Гарри спасло то, что гриффиндорка шла в сторону библиотеки. Там Ани всегда старалась молчать и быть более сдержанной, поскольку считала, что книги не виноваты в проблемах людей, и страдать от этого не обязаны.

Остальные предпочитали на этот счет с младшей Снейп не спорить. Себе дороже.

***

Возвращаясь с обеда, Ирма Пинс с удивлением обнаружила у дверей библиотеки двоих гриффиндорцев. Дети стояли молча, подпирая стену, и ждали, когда их впустят. Открывая помещение, женщина хмуро смотрела на студентов. Эта парочка первокурсников подозрительно зачастила в ее обитель, что сильно настораживало мадам Пинс.

Гарри Поттер и Анира Снейп, вопреки обещанию подругам и Хагриду, не оставляли попыток разузнать кто такой этот Николас Фламель. Ребята уже успели пересмотреть такое количество книг, что даже Анира не могла на них смотреть. Но гриффиндорцы даже на шаг не приблизились к разгадке тайны того, что охраняет Пушок.

Оказавшись внутри библиотеки, друзья решили разделиться.

Снейп ушла искать книги из составленного ею списка. Гарри побоялся спрашивать подругу о том, каким образом можно создать список, если и близко не знаешь, что искать. Сам же Поттер предпочитал бездумно ходить вдоль стеллажей. Мальчика не покидала чисто детская надежда, что нужная книга сама найдет его.

Задумавшись, Гарри не заметил, как очутился возле Запретной секции. Чем больше гриффиндорец смотрел на закрытую дверь, тем крепче становилась уверенность — нужная книга там. Раздраженно помотав головой, Поттер вздохнул. Он знал, что просто так первокурсника туда не пустят, а нужное для посещения Запретной секции разрешение для Гарри никто из профессоров не подпишет. С грустью зеленоглазый мальчик вспомнил, как еще в начале года студенты со старших курсов пугали малышню рассказами о том, что в этой секции есть книги, способные съесть человека. Поттер этому не поверил, но очень сильно захотел хоть одним глазом увидеть книги из Запретной секции.

Углубившись в воспоминания, Гарри не заметил, что стоит возле запретной двери непозволительно долго.

— Что ты здесь делаешь, мальчик Поттер?
Вздрогнув от неожиданности, гриффиндорец посмотрел на мадам Пинс. Та стояла очень близко к нему и угрожающе размахивала перьевой метелкой, предназначенной для стряхивания пыли с книг.
— Я... просто мимо проходил и задумался, — почти честно ответил Гарри, невольно отслеживая движение предмета в руках женщины.
— Тебе лучше уйти от сюда, — строго велела мадам Пинс и, заметив взгляд черноволосого мальчика, убрала метелку в сторону.
— Давай-давай, уходи, кому говорю!

Провожая Поттера хмурым взглядом, Ирма Пинс недовольно скривила губы. Нет, в честности мальчика она не сомневалась, но этот неестественный интерес Гарри Поттера к книгам сильно ей не нравился. Отличать подлинный интерес от искусственного женщина еще не разучилась. А Ирма крайне не любила, когда вверенной ей библиотеке, творилось не пойми что.

Раздумывая, что с этим делать, взгляд библиотекарши наткнулся на подругу Поттера. Гриффиндорка едва ли не лежала на книге, так увлеченно ее читая. Поджав губы, мадам Пинс решила прогнать и девочку. Хоть младшая Снейп была более искренняя, так долго и упорно сидеть над книгами детям не стоит.

***

Тем временем Гарри бездумно бродил по пустынным коридорам. Они с Анирой еще с самого начала решили, что не станут спрашивать мадам Пинс о том, где искать информацию о Фламеле. Хоть Ани и была уверена: библиотекарша знает ответ на все их вопросы. Оба гриффиндорца даже себе не могли объяснить, почему так категорично отказываются от столь ценной помощи.

Стоило Поттеру об этом задуматься, как навязчивое жаление вернуться в библиотеку, что мучило его уже пару минут, неожиданно отпустило. Едва не споткнувшись на ровном месте, Гарри яростно помотал головой. Но необычная пустота не проходила словно от заклинания. Но от этой мысли его отвлек оклик Аниры, что спешила к нему.

— Тебя тоже выгнали? — удивленно спросил Поттер.
— Угу, для того, чтобы я отдохнула от книг, — со смехом в голосе, ответила Снейп. Девочку сильно развеселила названая причина, хоть она и понимала, что мадам Пинс просто своеобразно заботится о студентах.
— Вот была бы с нами Гермиона, — мечтательно добавила Ани, — нас бы не выгнали.
— Считаешь? — с сомнением в голосе спросил Гарри.
— Да! — громко и уверенно произнесла синеглазая гриффиндорка.
— Ну-ну, — покачал головой Поттер, но спорить с подругой не стал. — И раз нас все равно выгнали, не пойти ли нам на обед?
— Давай, а то что-то сильно кушать захотелось, — задумчиво отозвалась Анира.

За разговором гриффиндорцы и дошли до Большого зала. Их чересчур веселый вид, как и значительное опоздание на обед, несколько насторожило Арину и Гермиону. Обе девочки понимали, что их друзья не смогут долго сидеть спокойно, но и подловить их не удавалось. Незаметно для веселой парочки слизеринка переглянулась с Грейнджер, и кивок головы той означал, что они пока продолжают просто наблюдать.

Лишь Северус Снейп не желал ослаблять бдительность. И зельевар уже успел заметить, что с Поттером и младшей Снейп что-то творится. Странное. Устало вздохнув, Северус с сожалением осознал: каникулы желанного спокойствия так и не принесут.

***

Когда долгожданные каникулы наступили, школа изрядно затихла. Теперь никто не мог заметить столь долгого отсутствие близняшек и Гарри Поттера, поэтому дети практически все время проводили в своем убежище, где вопреки всему отсутствовали сквозняки, и было подозрительно тепло. Легкомысленные гриффиндорцы не обратили на это свое внимание, а Арина не стала делиться своими мыслями на этот счет. Ведь с ее друзей станется, начнут возмущаться не по делу, и не видать им тогда своего убежища до весны. Ведь декан Слизерина терпением не отличался, особенно в зимнее время года. В чем Ари была солидарна: зима ее немного бесила своим холодом и мрачным видом неба.

Прервав свои размышления, старшая из близняшек посмотрела на увлеченно беседующих гриффиндорцев, Арина невольно улыбнулась. Свое обещание Гермионе о том, что бы не давать этим двум сильно самовольничать, черноволосая девочка сдерживала в полной мере. И хоть Ари так и не удалось разгадать, чем заняты Гарри с Анирой, находясь вне поле ее зрения, Снейп не сильно волновалась. Серьезно вляпаться за столь малое время, были неспособны даже они. Да и гриффиндорцы были не против общества Арины и весело проводили время. Они бы даже о еде забыли, но на этот случай в их компании была младшая Снейп, всегда напоминающая, что пора идти в Большой зал.
Ребята часто развлекали себя тем, что старались научится играть в волшебные шахматы. В данный момент учителем выступала слизеринка, которую еще в начале года игре обучил Драко Малфой. Какие при этом он преследовал цели, так и осталось для девочки загадкой. Но результатом обучения Снейп была довольна и уже неплохо умела играть.

И теперь с великим наслаждением каждый раз побеждала Гарри и через раз сестру. Соперники не уставали жаловаться и кивать на фигурки, мол мы их ведь одолжили, вот потому те и не слушаются. Старшая только посмеивалась и с умным видом кивала их словам, продолжая побеждать все-теми же одолженными фигурками.

***

В канун Рождества Гарри постарался лечь по-раньше, уже предвкушая праздничный завтрак и веселье. Мальчик не просто не рассчитывал на подарки, он даже и не думал о них. Ведь живя у Дурслей, за подарок он всегда считал именно праздничный ужин, где ему разрешали есть сколько душе угодно.

Однако проснувшись поутру, Поттер первым делом увидел, что подарки он все-таки получил.
— Это шутка? — еще хриплым ото сна голосом потрясенно спросил гриффиндорец. Но ответить ему никто не мог, из первокурсником алого факультета остался только он и Анира.

Помотав головой, мальчик вскочил с кровати, едва не упав при этом. Гарри, не долго думая, натянул халат поверх пижамы и, взяв все подарки в руки, помчался из комнаты. Ему нужна была подруга, ведь только так он сможет убедиться, что это не сон.

Спустившись, Поттер заметил, что его уже ждут и с той же целью. О чем явно говорили свертки, что лежали рядом с черноволосой девочкой.
— Как думаешь, это и в правду нам? — как можно тише спросила Анира, едва завидев друга, словно от громкости голоса зависело останутся подарки реальными или нет.
— Ну, на них ведь наши имена, и стояли они тоже возле наших кроватей, так что, думаю, да, — присаживаясь рядом с девочкой, пожал плечами Гарри. Увидев сапфировые глаза гриффиндорки, Поттер неожиданно успокоился и поверил в реальность подарков. Но вид самой Ани его озадачил.
— Вам в приюте ничего не дарили? — осторожно поинтересовался Гарри и невольно затаил дыхание — вопрос мог запросто вывести подругу из себя.
— Мы вообще ничего не праздновали, лишь накрывали стол с угощениями. Вкусными. Просто директриса праздники ненавидит и считает, что кроме еды никому ничего в эти дни не надо, — обняв колени ответила Снейп. Она была растерянна, поскольку не понимала, как надо реагировать на подарки, и что вообще делать. Плакать или радоваться. Видя ее нерешительность, зеленоглазый паренек решил за двоих.
— А давай все же откроем! — он скорее утверждал, нежели спрашивал.
— Угу, — несколько неуверенно отозвалась Анира.
— Хорошо, открывать будем по очереди, у нас почти одинаковое количество подарков. Я начну, — воодушевленно, насколько возможно, воскликнул Гарри и затем улыбнулся так широко, как только был способен. Он внезапно понял, что даже если и Дурсли — не "подарок", они всё равно у него есть. А ведь бывают и те, у кого даже таких родственников нет.

Придя к такой неожиданной мысли, Гарри потянулся к первому подарку. На толстой коричневой бумаге было неровным почерком написано «Гарри от Хагрида». Внутри оказалась флейта, довольно грубой роботы, но было ясно, что лесничий делал ее сам, своими руками. И лично для него — Гарри. Это делало подарок еще более ценным, и грело мальчику душу. Бережно отложив флейту в сторону, Поттер выжидающе глянул на подругу. Та слабо улыбалась и уже не выглядела так испугано.

— Я немного волнуюсь... или... боюсь, — честно произнесла Анира, она и сама еще не определилась что испытывает.
— Это кого боишься, адресатов или содержимого? — издав смешок, несколько недоуменно уточнил Поттер.
— Да ну тебя, — дернув плечом, беззлобно отозвалась синеглазая девочка. И, тяжело вздохнув, потянулась к свертку, который гласил: «Анире от Хагрида».
— Давай-давай, открывай, он не кусается, — поторопил Гарри, когда подруга в очередной раз зависла. Это его веселило и пугало одновременно.

Внутри свертка Ани обнаружила увесистый том в кожаном переплете. Было удивительно: когда девочка понимала закрытый сверток, тот почти ничего не весил, чем и усложнил угадывание содержимого. Улыбнувшись такой изобретательности и заботе со стороны Хагрида, Снейп потрясенно водила пальцем по золотистым буквам, что складывались в название : «Разновидности хищный питомцев».

— Э-э, — только и смог протянуть Гарри, глядя то на не читаемое лицо гриффиндорки, то на взбесившийся камин. Он вспыхивал так, словно хотел выйти и погулять. Мальчик все никак не мог понять, чем вызвано это явления, но тут наткнулся на совершенно невозможно ярко-синие глаза Аниры. И понял. Так бывало лишь в тех случаях, когда Анира была в диком восторге, лицо непроницаемое, а глаза горят. Рассмеявшись от облегчения, Гарри потянулся за следующим подарком.

Это была небольшая коробка, и там была совершенно маггловская почтовая марка. Это сильно удивило Гарри. Переглянувшись со Снейп, глаза которой уже пришли в норму, Поттер осторожно вскрыл посылку. И придя в еще более шоковое состояние, вынул оттуда красное детское одеяльце. Там же он обнаружил и записку.

Ровным и чересчур тонким почерком тети Петуньи было выведено всего три слова : «Это принадлежало тебе».

— О, смотри, тут даже твои инициалы есть и маленький снитч, — с восторгом в голосе произнесла Анира, возвращая одеяльце все еще ошарашенному гриффиндорцу.
— А ведь это первый подарок от тети, и он приятный, — потрясенно прошептал Поттер.
— Может, твоя тетя не так плоха? — тоже перешла на шепот Ани. Мальчик в ответ лишь пожал плечами, тетю Петунью он перестал понимать еще после того случая с посещением приюта.
— Ладно, моя очередь, — набрав побольше воздуха в грудь, произнесла Снейп. И тут же хмыкнула, очень неприятно при этом улыбнувшись.

Сощурившись, черноволосая вертела в руках простой конверт, коих было море у директрисы на столе. Не узнать гравировку приюта было сложно. Как можно более равнодушно пожав плечами, Ани вскрыла конверт. И тут же едва не задохнулась. Ей на ладонь упал медальон круглой формы, на его крышке был узор, весьма странный. Он напоминал замок и глаз одновременно, при этом они были оплетены лианами. Прижав медальон к груди, девочка едва слышно заплакала.

— Ани! Ани! — повторно испугавшись реакции Снейп, взволнованно прокричал Гарри. Трогать подругу руками гриффиндорец не решался. Он стал явственно ощущать магию, что бушевала возле девочки.
— А... Прости, — немного успокоившись, отозвалась Анира.
— Память о родителях? — глухо спросил Поттер, он понимал, что и сам готов плакать над подаренным одеяльцем.
— Угу, директриса отобрала у нас с сестрой медальоны за неделю до нашей с тобой встречи. И вот вернула только сейчас, — вздохнув, ответила гриффиндорка. — Но к чему эта щедрость, не пойму.
— Может, совесть? — весело спросил Гарри, не то, чтобы он всерьез так думал, но решил немного развеселить подругу.
— Ха-ха, у нее такого не водится. Но спасибо, — слабо улыбнувшись, произнесла Ани.
— Значит, давай дальше подарочки открывать.

Кивнув своим словам, Поттер потянулся к следующему свертку. Тоже маггловскому. Но наличие подписи Гермионы Грейнджер его вмиг успокоило. Внутри подарка оказался набор шариковых ручек и пару тетрадей. От этого улыбка Снейп стала только шире, и она потянулась к своему подарку. И обнаружила идентичное содержание, разве что с поправкой на вкус и пол получателя.

— По-моему, Гермиона читает мысли, — пораженно пробормотала Анира.
— Или просто умная, — отозвался Гарри, после чего оба гриффиндорца рассмеялись.
— Надо будет и ей что-то подарить, а то даже стыдно, нам дарят, а мы даже не подумали о них, — уверенно и на удивление серьезно проговорила Ани. Чему мальчик согласно покивал, ему на ум пришла та же мысль. Поттер сделал себе заметку, чтобы узнать, когда у Грейнджер день рождения.
— Давай Гарри, у тебя еще один подарок остался, — кивая на сиротливо лежащий сверток, сказала девочка.

Уставившись на него, Гарри от чего то медлил. От подарка веяло таинственностью и загадками, но мальчику не хотелось его открывать. Но любопытство, принадлежащие не только ему, заставило Поттера вскрыть сверток. Когда мальчик поднял подарок, то с удивлением заметил, что тот совершенно невесомый. Вздохнув поглубже, зеленоглазый гриффиндорец развернул его. Нечто воздушное и серебристо-серое выпало из сверток и, шурша, мягко опустилось на ковер, поблескивая складками.

— Что это? — поражено спросили друзья хором. Затем настороженно переглянулись, и Гарри подобрал с ковра сияющую серебристую ткань. Мальчик стал вертеть ее в руках, та была странной на ощупь и будто частично состояла из воды, холодной.
— Если присмотреться, то мантия, если нет, то похоже на покрывало, — задумчиво изрекла Анира, ей казалось, что ткань менялась, стоило посмотреть на нее под разными углами.
— Раз так, общего в этих определениях одно, — и прежде чем подруга успела возразить, Гарри накинул ткань себе на плечи. И сразу же услышал испуганный вскрик Снейп.
— Ани? — вопросительно смотря на девушку, выдал Поттер.
— А ты, это, на руки глянь, — несколько заикаясь ответила синеглазая гриффиндорка.

Пожав плачами, Гарри последовал совету и ничего не увидел. Совсем. Еще не веря своим глазам, мальчик метнулся к зеркалу, невесть зачем висящему в гостиной. И от вида своей головы, что одиноко болталась в воздухе, Поттер немного истерично рассмеялся. Затем, накинул плащ и на голову.

— Гарри! Тут записка, — отвлекая друга от любования, окрикнула его Снейп.

Сняв ткань и кинув ее в руки Аниры, Гарри поднял упавшею записку. Она была сделана очень мелким почерком с завитушками, такого Поттер еще не встречал.
Повертев послание, мальчик зачитал его в слух.

«Незадолго до своей смерти, твой отец оставил эту вещь мне.
Пришло время вернуть ее его сыну.
Используй ее с умом.
Желаю тебе очень счастливого Рождества.»


Подписи не было, хоть Гарри и тщательно ее искал. Поттер не знал: верить ему неизвестному дарителю или нет.

— Да, сегодня какой-то день подарков из прошлого, — со странными нотками в голосе пробормотала Анира.
— И не говори, — устав от пережитых эмоций, прошептал Гарри.
— Думаю, пора бы уже и на завтрак пойти, — как можно веселей отозвалась Ани, и подхватив свои подарки умчалась одеваться.

Проводив подругу взглядом, Поттер принял ее правоту и тоже поднялся.

***

В своей спальне Арина Снейп, все с тем же недоумением, что и ее друзья, смотрела на подарки. Праздники ее мало волновали, как и подарки. В такие дни синеглазая девочка больше переживала за сестру, которая слишком на все эмоционально реагировала. Гадая, сможет ли Поттер справиться с Ани, ведь у той явно тоже обнаружатся посылки, слизеринка, усмехнувшись, потянулась к первому свертку.

Как и у гриффиндорцев до этого, это оказался подарок от Хагрида. Внутри Ари обнаружила небольшой горшок с кустиком. У того были очень красивые листья. Внутри была записка с минимальной инструкцией, было видно, что лесничий очень старался сделать почек читабельным. Весело рассмеявшись, Арина порадовалась, что соседки уже ушли на завтрак. Ведь слизеринкам вряд ли бы понравился маленький вихрь, что невольно устроила Снейп. Причина была в том, что совсем недавно Арина и Невилл наткнулись на описание этого цветка, и успели сильно повздорить насчет правдивости его свойств. А теперь у них есть уникальный способ выяснить, кто был прав: слизеринка или гриффиндорец.

Со своим подарком Хагрид очень хорошо угадал, словно полувеликан знал, что старшей Снейп скоро понадобится что-то с успокаивающим эффектом. И желательно на очень длительное время.

— Спасибо, Хагрид, — вслух поблагодарила лесничего Арина, устанавливая растение на тумбочку рядом с кроватью.

Затем, не глядя, взяла следующий подарок. Это оказался маггловский конверт, очень знакомый маггловский конверт. Едва сдерживаясь от рычания, Арина вскрыла его. И все-таки не выдержала, издав что-то среднее между гневным рычанием и криком, девочка бережно вынула медальон. В отличие от сестры Ари не плакала, ее переполняла злость и благодарность директрисе. Злость от столь подлого способа наладить отношения с близняшками, и благодарность за возвращенную вещь. С содроганием представив возможную реакцию сестры, Арина мысленно пожелала другу удачи. Ведь сестра могла отреагировать очень бурно и эмоционально.

Немного успокоившись и надев медальон, Ари потянулась к следующему подарку. Внутри были волшебные шахматы: доска и два комплекта фигурок обоих цветов. Записки не было, но ее и не требовалось. Подобный подарок, да и еще с таким ехидным намеком, мог сделать только Драко Малфой. Не сдержав усмешку, черноволосая покачала головой, мысленно пообещав себе найти подарок для Малфоя. Ведь было ясно, что блондин таким образом извинялся.

Оставалось два свертка, а Арина не могла выбрать, какой ей интересен больше. Но оба подарка были почти одинакового размера. Решившись, Снейп взяла тот, что по-меньше. Он оказался от Гермионы, внутри был маггловский набор письма, весьма отличающийся от того, что пришли гриффиндорцам.

Последний сверток и самый неожиданный, оказался от декана. Девочка долго сверлила взглядом подарок, но все же пришла к выводу, что зельевар вредить или шутить не станет. Это оказалась довольно увесистая книга без каких-либо надписей. Пожав плечами, Арина открыла ее и поняла, что ошиблась. Это не книга, а довольно вместительный дневник. О чем говорила вложенная записка.

Почерком Северуса Снейпа было написано : «В общении с гриффиндорцами он вам пригодится».

Ари еще долго не могла унять смех, что даже мистер Рид с опаской смотрел на хозяйку и гадал, звать на помощь или уже поздно.

Успокоившись и приведя себя в порядок, Арина Снейп, подхватив кота, отправилась на завтрак.

@темы: фанфик, северус снейп, ожп, мифические существа, макси, драко, глава, гет, гарри поттер, au

URL
   

Слова услышанные ветром.

главная